Пенсионная реформа обостряет противоречия между поколениями – опрос

Аналитики Компартии выяснили, что, в целом, люди по-прежнему настроены негативно к пенсионной реформе, хотя в обществе углубляется поколенческий раскол. Чем моложе человек, тем более жестко он высказывается против повышения пенсионного возраста – и наоборот. Есть и резкая радикализация настроений на уровне от 40 до 45 лет, после чего поддержка уже только возрастает.

 

Этот соцопрос провел Центр исследований политической культуры России (ЦИПКР). Цель – выяснить, насколько изменились общественные настроения через два месяца после объявления властью планов по повышению пенсионного возраста и заявлений коммунистов о разворачивании против них народного протеста.

Как оказалось, в целом негативный настрой среди населения сохраняется на высоком уровне. 71% опрошенных заявили, что реформу не поддерживают, 10% респондентов, наоборот, за нее. Еще 16% поддерживают частично. Более углубленный анализ показывает, что среди сторонников изменений пенсионного возраста мужчин и женщин примерно поровну, в стане противников тон задают мужчины, а среди колеблющихся – женщины.

Однако, конечно, более важным является зависимость поддержки или неприятия реформы от возраста респондента. И здесь опросом подтверждена и ранее понятная корреляция – более молодые люди, в целом, более категорически против такого курса властей, но чем больший возраст опрошенного, тем чаще он склонен к поддержке этой политики.

Аналитики рассказали о резком возрастном расколе. «Тотальное неприятие показывают граждане в возрасте от 18 до 50 лет: здесь поддержка лишь 2–8%. Сложнее ситуация в предпенсионных когортах – 50–59 лет. Здесь показатели поддержки чуть выше средних – 12–15%. А вот нынешние пенсионеры показывают повышенные показатели поддержки от средних в два раза», – написано в докладе.

В принципе, нет ничего неожиданного в том тренде, что младшие возрасты категорически против повышения возраста выхода на пенсию, хотя для них это не особо актуально, а нынешние пенсионеры к реформе относятся более благосклонно. Однако выявлены два интересных момента. Во-первых, кривая роста поддержки, идущая от 18 лет до 80+, почему-то сбивается на уровне 40–45 лет. Очевидно, что наиболее активно работающее сейчас поколение не может простить власти того, что та поломала их стратегические планы. При этом высказываться против они еще не боятся, считая, что в случае потери из-за этого нынешних мест они найдут себе новое дело.

А вот тот факт, что рост поддержки относительно общего уровня наблюдается и в возрасте от 50 до 60 лет, который должен быть наиболее обиженным, скорее всего говорит о высоком уровне страха перед неизвестностью. В связи с этим такие респонденты, видимо, считают, что лучше не откровенничать даже в анонимных телефонных опросах. При этом именно на этой категории график протестного отношения как раз и уходит вниз за отметку в 71%.

В соцпросе КПРФ еще много интересных данных: например, среди противников реформы больше всего сторонников кандидатов в президенты Ксении Собчак и Павла Грудинина (более 90%), но и большинство избирателей Владимира Путина (58%) тоже против нее. Около половины респондентов ответственность за реформу возлагает на совокупную исполнительную власть – президент, премьер, правительство. Вторая же половина – на условную законодательную, то есть Госдуму и парламентские партии. Ну а главным оппонентом реформы респонденты считают КПРФ.

При этом 13% опрошенных сказали, что свои голоса на гипотетических выборах они бы теперь отдали за некую «другую партию». Аналитики ЦИПКР выяснили, что, в основном, это бывшие избиратели Путина, которые ушли от него именно из-за пенсионной реформы. Обухов подробно ответил на вопрос, кто такие «голосующие за другую партию»: «Каждый третий голосовал за Путина; каждый седьмой — за Грудинина; каждый девятый не говорит, за кого голосовал 18 марта; каждый четвертый на президентские выборы не ходил. 84% из них категорически не поддерживают пенсионную реформу. Вывод: это, в большинстве своем, бывшие избиратели президента и партии власти, которые категорически не согласны с нынешним курсом власти».

Секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов подтвердил «НГ» наличие данного исследования и что оно предназначено для руководства партии. «Это пособие, как нам работать с избирателями. Исследование показывает, что власть внесла раскол в общество. Так, среди 45–55-летних есть резкое неприятие реформы, а вот на уровне 55–60 лет – зона турбулентности. Что же касается пенсионеров, то для них прибавка к пенсии оказалась серьезным аргументом. Когда Рашкин проводит встречи во дворах, пенсионеры ему кричат: «Ты у нас хочешь отобрать тысячу!» И еще парадоксально: партия столько сил тратит на «детей войны», но именно среди этой категории получила самый большой отток избирателей», – заявил Сергей Обухов.

Сергей Обухов сказал, что, судя по опросу, молодежь до 35 лет осталась на прежнем уровне неприятия – мол, она и так не особо рассчитывала на пенсию. «Молодежь всегда равнодушна, это же не танцы. Тут 45-летние не всегда знают, дотянут ли до пенсии», – отметил он.

Обухов уточнил, что 13% ждущих другую партию – это, в том числе, и электорат, ушедший от «Единой России». При этом, по его словам, КПРФ и ЛДПР хотя и получили от этого прирост, но не весь. Он предположил, что в столицах этими людьми может быть востребована провластная либеральная партия, а в регионах – провластная левая. «По нашим сведениям, Сергей Миронов получил деньги на новую партию», – заявил «Независимой газете» Обухов.

«Красная линия».

У Вас нет прав для добавления комментариев