"Забытые" пенсионеры Дальнего Востока. Депутат Госдумы от КПРФ Алексей Корниенко продолжает добиваться районного коэффициента для пенсионеров-дальневосточников

На пленарном заседании Государственной думы 23 марта был рассмотрен внесенный еще в июне 2016 года депутатом-коммунистом А.В. Корниенко и долго ходивший по коридорам парламента проект Федерального закона "О внесении изменений в статьи 17 и 18 Федерального закона "О страховых пенсиях".

 

Им предлагалось установить фиксированную выплату к страховой пенсии по старости, инвалидности и по случаю потери кормильца с учетом районного коэффициента лицам, проживающим в районах Дальнего Востока, не относящихся к районам Крайнего Севера и приравненным к ним местностям, но для которых установлен районный коэффициент к заработной плате.

В настоящее время районный коэффициент для пенсионеров-дальневосточников учитывается только в страховых пенсиях жителей Крайнего Севера и приравненных к нему местностей, а также у получателей пенсий по государственному пенсионному обеспечению (в частности, федеральных государственных служащих - чиновников, силовиков, военных).

В отношении жителей южных районов Дальнего Востока, получающих страховую пенсию, установленный к заработной плате районный коэффициент не применяется, что свидетельствует о наличии различных и несправедливых подходов к пенсионному обеспечению граждан и о необходимости корректировок законодательства. Речь идет о защите интересов порядка 750 тыс. человек, проживающих в Приморском, Хабаровском краях, EАО, Амурской области.

Следует немного сказать и о "стоимости" законопроекта. Eго реализация федеральному бюджету обошлась бы примерно в 10 млрд руб. в год. Однако в условиях того, что государство регулярно находит десятки и сотни миллиардов рублей для поддержки оказавшихся в "трудной ситуации" и под санкциями крупных компаний, банков, олигархов (для сравнения: только строительство печально известной сети отелей "Хаятт" в г. Владивостоке обошлось скромному бюджету Приморского края в 18 млрд рублей), сомневаться в том, что данная сумма более чем посильна федеральному бюджету, не приходится.

При рассмотрении законопроекта в Государственной думе голоса распределились следующим образом: "за" голосовали депутаты фракции КПРФ и "Справедливой России"; депутаты фракций "Eдиная Россия" и ЛДПР не голосовали вообще. Это не позволило законопроекту набрать необходимое для принятия количество голосов, и он был отклонен в первом чтении.

Примечательно, что представитель профильного Комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов Д.В. Бессарабов (фракция "Eдиная Россия") в качестве аргумента против принятия законопроекта указал следующее: "По мнению комитета, предоставлению дополнительных льгот лицам, о которых идет речь в законопроекте, должна предшествовать всесторонняя оценка степени дискомфортности условий труда и проживания на обозначенных в законопроекте территориях".

Удивительное заявление. Получается, что действующие в соответствии с Трудовым кодексом РФ для заработной платы районные коэффициенты, призванные покрыть издержки проживания в отдаленных и неблагоприятных условиях, почему-то не могут применяться к пенсиям без дополнительного подтверждения "дискомфортности условий труда и проживания".

Более того, за требуемой Комитетом "всесторонней оценкой" далеко ходить не надо: достаточно данных официальной статистики, приводимых в пояснительной записке к законопроекту.

В частности, на территориях Дальнего Востока, в том числе южных, прожиточный минимум существенно выше, чем в среднем по России. Например, прожиточный минимум пенсионера в целом по России за три квартала 2017 года составил 8393 рубля, в Приморском крае - 10000 рублей, в Амурской области - 9193 рубля, в Eврейской автономной области - 10087 рублей и в Хабаровском крае - 10494 рубля, то есть в среднем в южных регионах Дальнего Востока прожиточный минимум пенсионера на 15-20% больше, чем по России. Разница очевидна, и она существенна.

В то же время средняя пенсия в России, по данным Росстата и Пенсионного фонда, за три квартала 2017 года составила 13420 рублей. В Приморском крае - 13239 рублей, в Амурской области - 13097 рублей, в Eврейской автономной области - 12578 рублей и в Хабаровском крае - 15035 рублей, но это только за счет большого количества территорий Крайнего Севера и приравненных к ним в Хабаровском крае, где районный коэффициент в пенсии учитывается. Другими словами, пенсия в южных районах Дальнего Востока соответствует среднероссийской или даже ниже, а вот прожиточный минимум - значительно больше! И эта разница никак не компенсируется, поэтому пенсионер - житель южных районов Дальнего Востока живет значительно беднее среднероссийского пенсионера.

Увеличение фиксированной выплаты к страховой пенсии (только фиксированной выплаты, а не всей пенсии!) позволило бы немного сгладить ситуацию, дав повышение пенсии всего около 500-1000 рублей. Для бюджета это вполне посильная сумма, для пенсионера же она очень существенна. Конечно, вместо таких точечных мер, как применение районного коэффициента, целесообразнее работать над системными реформами, над планомерным повышением заработной платы жителям Дальнего Востока, что, соответственно, приведет и к повышению их пенсии.

Однако что мы видим сегодня? Пенсии дальневосточников, не живущих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним, даже не всегда дотягивают до среднероссийского уровня. Что же касается зарплат, то здесь картина тоже печальная. По данным Росстата, средняя зарплата в России за три квартала 2017 года составила 37921 рубль. В Приморском крае - 36802 рубля, в Хабаровском крае - 41460 рублей, в Амурской области - 35957 рублей, в Eврейской автономной области - 33414 рублей.

Данная ситуация не позволяет жителям южных районов Дальнего Востока заработать себе на достойную пенсию, превышающую среднероссийский размер, а с учетом повышенного размера прожиточного минимума еще и существенно ухудшает их положение. Регионам и федеральному бюджету ежегодно приходится выделять существенные суммы доплат к пенсиям до прожиточного минимума (например, при корректировке федерального бюджета в июне 2017 года снова пришлось на эти цели выделять большие средства Приморскому краю и EАО в размере 1 млрд рублей).

Принимая Федеральный закон "О страховых пенсиях", правительство и депутаты сошлись в том, что условия и дороговизна жизни на Крайнем Севере должны компенсироваться применением к фиксированной выплате районного коэффициента, который весьма существен - до двукратного увеличения. Пенсионеров южных районов Дальнего Востока почему-то забыли и их скромный коэффициент 1,2 не учли.

Чтобы обеспечить опережающее развитие Дальнего Востока, необходимо создавать привлекательные условия жизни там, а для начала - хотя бы компенсировать повышенную стоимость жизни. Именно грамотно продуманная экономическая политика в совокупности с мерами социальной поддержки позволила в свое время Советскому Союзу достигнуть больших успехов в развитии этого края нашей Родины.

Сегодня мы все это теряем. По данным официальной статистики, в 2016 году миграционная убыль населения на Дальнем Востоке составила 14 тыс. 840 человек, по состоянию на ноябрь 2017 года - еще минус 17 тыс. 179 человек. В этом минусе наверняка есть и те самые "забытые" пенсионеры.

Офицерова Татьяна, газета «Правда».

У Вас нет прав для добавления комментариев