• Печать

Так нужен нам берег тайваньский?

На Дальнем Востоке разгорелся скандал, связанный с ремонтом яхты приморской администрации

Китайское – далеко не всегда низкокачественное, в особенности если речь идет не о континентальной части Поднебесной, а об островах, которые не знали коммунистических экспериментов. Например, на Тайване неплохо умеют не только делать электронику, но и чинить прогулочные яхты. Да и отдыхать там неплохо, если, конечно, деньги есть.

 

Безальтернативный Гаосюн

Именно эти обстоятельства, по всей видимости, и подвигли хозяйственное управление администрации Приморского края провести аукцион, вызвавший большое удивление на Дальнем Востоке, да и не только там.

Сами по себе торги были достаточно заурядны. Ведь давно уже прошло то время, когда люди могли удивляться, если вдруг обнаруживалось, что органы власти имеют в своем распоряжении роскошную технику, которая содержится на бюджетные деньги.

Сейчас это в порядке вещей, но все же…

Предыстория аукциона такова. Начало осени минувшего года в Приморье было отмечено сильными ветрами и дождями, очень нестабильным уровнем воды. Поэтому нет ничего странного в том, что в один из сентябрьских дней недалеко от Владивостока по ошибке команды села на мель прогулочная яхта, принадлежащая краевой администрации.

У судна были повреждены корпус, двигатель и винты. Ему предстоял дорогостоящий ремонт, который специалисты оценивали в 20–30 млн руб. Никто тогда не сомневался, что скоро будут объявлены торги на починку яхты, по итогам которых она отправится, скорее всего, на Владивостокское судостроительное предприятие «Восточная верфь».

И действительно, в канун Нового года на официальном сайте госзакупок появилось извещение № 0320200009213000337. Начальная стоимость контракта составляла 9,995 млн руб., что было недостаточно для починки яхты.

Впрочем, все становилось на места после ознакомления с документацией аукциона: о ремонте там не говорилось ни слова.

В общей информации о госзаказе было написано, что разыгрывается лишь право на оказание агентских услуг по подбору исполнителей и заключению с ними договоров на транспортировку и перевалку прогулочного моторного судна, а также его обслуживание во время дороги. Делать это подрядчик должен был от своего имени, хотя и за счет хозяйственного управления администрации Приморского края.

В техническом задании нигде не было указано название яхты, однако очень подробно перечислены ее характеристики. Водоизмещение ее составляет 96 т, а полный вес вместе со стапелем – 105 т. Габаритная длина судна равна 30,5, высота – 10,5, а ширина – 6,66 м. Высота борта составляет 4,18, а длина между перпендикулярами – 23,63 м. Стапель, на котором стоит судно, состоит из трех соединенных между собой кильблоков.

Услуги, связанные с погрузкой прогулочной яхты на транспортное судно, были оценены в 485 тыс., а перевозка из Владивостока в порт Гаосюн – 8,71 млн руб.

Выгрузка прогулочной яхты с транспортного судна на причал порта Гаосюн оценена в 600 тыс., а агентское вознаграждение – 200 тыс. руб.

Откуда же взяты эти расценки? Об этом написано в разделе «Обоснование начальной цены контракта» информационной карты аукциона. Там говорится, что 10 ноября минувшего года заказчик получил коммерческое предложение №13/10 от неназванной фирмы, которая за весь комплекс упомянутых выше работ запросила 10,25 млн руб.

Погрузку яхты на транспортное судно она оценила в 530 тыс., перевозку в порт Гаосюн – 8,8 млн, разгрузку – 670 тыс., а агентское вознаграждение – 250 тыс. руб.

Другая компания примерно в это же время подала коммерческое предложение №2317, которое оказалось более выгодным. Общую стоимость работ оно оценило в 9,995 млн руб. Эта сумма потом и стала начальной ценой контракта.

Расценки на основные виды работ и размер агентского вознаграждения тоже точно соответствовали тем максимальным суммам, которые были указаны в техническом задании.

Итак, бухта Гаосюн. Она очень известна, поскольку является не только портом. Рядом находится одноименный тайваньский промышленный город с 3-миллионным населением – южная столица острова и, по совместительству, туристический центр. Фешенебельный, далеко не эконом-уровня. Достойное место и для починки яхты, и для отдыха приморских чиновников.

В техническом задании говорилось, что на судно и стапель уже оформлена таможенная декларация на временный вывоз за границу.

Однако в мире немало и верфей, где умеют качественно ремонтировать суда, и хороших туристических центров. Почему в техническом задании упомянут Гаосюн? Почему обе фирмы, претендующие на подряд, указали цену доставки в верфь именно этого порта, а не Владивостока? Даже очень внимательно прочтя документацию аукциона, получить внятный ответ на этот вопрос невозможно.

Странности плана + графика

В документации аукциона не сказано ни слова про контракт, заключенный с тайваньским подрядчиком. Удивляться этому не приходится: торги по госзаказу не проводились, значит, и договора быть не могло.
План-график государственного бюджетного учреждения «Хозяйственное управление администрации Приморского края» был опубликован на федеральном сайте госзакупок 18 января нынешнего года и последний раз корректировался 5 марта. Там в п. 48 содержится информация о будущем аукционе на оказание агентских услуг по подбору исполнителей на капитальный ремонт морской яхты и заключению с ними договоров от своего имени, но за счет ГБУ «ХОЗУ» (как и в случае с транспортировкой). Извещение о нем планируется разместить в апреле, а работы завершить в августе нынешнего года. Ориентировочная максимальная цена контракта составляет 30 млн руб.

Отдельными строками идут ремонт салона яхты и проведение опыта ее дренирования. На эти работы выделено соответственно 300 тыс. и 80 тыс. руб. Сроки те же самые: торги будут объявлены в апреле, а работы завершены в августе.

В плане-графике подкорректирована сумма, которая будет израсходована на поиск исполнителя и заключение договоров на транспортировку яхты к месту починки. Если в первоначальном варианте документа она была ориентировочной и составляла 10 млн руб., то теперь в строке 239 обозначена цена контракта, заключенного с победителем. Какая-либо информация о доставке судна обратно отсутствует. Возможно, заказчик не уверен, что тайваньская верфь сможет выполнить ремонт к августу.

В аукционе на доставку яхты приняли участие две компании – ООО «Аква-Ресурсы» и ОАО «Внешнеэкономическое объединение «Дальинторг». Обе подали заявки 27 января нынешнего года. Первая фирма заявила о своей готовности выполнить все работы за 9,945 млн руб., а вторая – за 9,895 млн, благодаря чему выиграла торги. Ее победа была признана всеми семью членами аукционной комиссии. Контракт с компанией был заключен 17 февраля, однако…

Еще в последних числах января, почти за три недели до подписания договора с «Дальинторгом», в южнокорейский порт Пусан была доставлена прогулочная яхта, на которой явственно виднелись слова «Приморье» и «Владивосток». Скандальные фотографии закрепленного на стапелях судна вызвали шум на весь край. Опубликованы они были на самых разных ресурсах, включая сайт дальневосточного информационного агентства «Приморье 24».

Морской путь из Владивостока до Южной Кореи занимает не один день. Значит, судно было отправлено на Тайвань не только раньше даты заключения контракта, но и, возможно, до проведения торгов!
Впрочем, не будем гадать, так ли это. Нам вполне достаточно и того, что контракт на транспортировку яхты к месту ремонта был разыгран раньше проведения аукциона на сам ее ремонт. Значит, верфь, на которой предполагается чинить судно, была определена не через процедуру конкурентных торгов, а при помощи каких-то закулисных договоренностей. Повозку запрягли впереди лошади…

Аналоги приморские и российские

Торги, проведенные задним числом и призванные лишь узаконить заключенную задолго до их объявления неформальную сделку, в России не редкость. Например, не так давно в Тамбове прошел аукцион на строительство открытой сцены «Площадь Музыки», которая к тому времени уже была возведена. Региональная УФАС в своем предписании распорядилась разобрать концертную площадку и построить ее заново.

Но не будем надолго отдаляться от Приморья, ведь и там были зафиксированы подобные случаи. Например, в декабре минувшего года краевое государственное унитарное авиационное предприятие «Пластун-Авиа» объявило запрос котировок на лизинг двух новых элегантных вертолетов Bell 407GX, цена каждого из которых составляет 4,3 млн дол. Это летательные аппараты высшего класса с уютными салонами, отделанными кожей и деревом. Однако, если верить тендерной документации, использоваться они должны были «для медицинской экстренной помощи».

Правда, если бы краевые власти и вправду намеревались наладить воздушную «скорую помощь», то они, скорее всего, ограничились бы приобретением вертолетов Bell 407 базовой модели, стоимостью примерно 1,4 млн дол. Там, конечно, нет кожи и дерева в салоне, но летные характеристики практически те же. Впрочем, еще более вероятно, что в лизинг были бы взяты российские летательные аппараты со сравнимыми параметрами.

Однако решено было взять Bell, что вызвало массу вопросов у депутатов Законодательного собрания Приморского края. В частности, народный избранник Владимир Беспалов откровенно заявил:
– Восстанавливать местные авиалинии нужно. Но делать это надо гласно и конкурсы проводить по-честному, чтобы вертолеты, заказанные краевой администрацией, не были элитными и не использовались для поездок вип-персон куда-нибудь в заповедные места.

Список вопросов не ограничивался качеством вертолетов. Размер аванса (первоначального лизингового платежа) за каждый вертолет составлял 42 млн руб. Обычно в подобных сделках он не превышает 5%, а здесь равнялся четверти цены машин! Это позволило депутатам предположить, что речь шла о вполне контрактных, уже заказанных машинах. В таком случае получалось, что запрос котировок проводится для проформы.

Разгорелся скандал, который привел ко вполне ожидаемому результату: предполагаемый поставщик отказался подавать заявку, несмотря на очень выгодные условия.

Закупка не состоялась…

Очень странные торги

Список подобных «странных» торгов можно продолжать, но едва ли это имеет смысл.

Вернемся к аукциону на транспортировку яхты. Никаких жалоб на него не поступало.

Вопросов у местных антимонопольщиков он также не вызывал и вызвать не мог. Ведь если его, как говорится, «вырвать из контекста событий», то никаких нарушений законодательства о госзакупках найти невозможно. Сами по себе торги проведены абсолютно корректно.

Ну а тот факт, что верфь, на которую нужно доставить судно, была определена произвольно, без необходимых тендерных процедур, нарушением в данном случае не является: это обстоятельство находится вне тематики данного аукциона.

Андрей Хворостов, журнал «Московские торги» - официальное издание Мэра и Правительства Москвы.

Нравится